Инфекционный контроль
Инновации в медицине - здоровье нации
Последние новости
17 ноя 2018, 13:58
От предупреждения отдельных заболеваний – к улучшению здоровья всего общества ...
Львівський медичний форум 2018

Нужна ли страховая медицина

» » » ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ ВАЖНЕЕ

ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ ВАЖНЕЕ

27 авг 2008, 18:37    admin
0 комментариев    6 378 просмотров
ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ ВАЖНЕЕ
 
Юлия Яковлевна Ильичева в 1969 году поступила на работу в Татарбунарскую райСЭС, 39 лет проработала в здешней баклаборатории. Общий медицинский стаж - 60 лет, 9 месяцев и 27 дней. Врачебный - 45 лет, а средний медицинский до этого - 15.

В августе у Юлии Яковлевны день рождения.

Родом Юлия Ильичева из деревни Горушка, что вблизи города Акуловка Новгородской области. Прошла через все преграды и с огромными трудностями получила высшее образование – кто хотел учиться, тот добивался своего. Итак, сначала три школы: неполная средняя, медсестер, вечерняя (плюс работа). И вот - Ленинградский санитарно-гигиенический мединститут им. Мечникова, где она училась и работала в ночные смены медсестрой.

С профилактической медициной познакомилась на гордезстанции. Здесь однажды произошел казус. Дежурящих студентов послали в очаг, но врач-куратор не предупредил, что дезинфекцию в квартире туберкулезного больного нужно делать только после его госпитализации, и студенты инициативно «выселили» человека на улицу (благо было лето) и стали проводить дезинфекцию квартиры. Оставили таким образом заразного больного в людном месте вместо того, чтобы его изолировать. Такой «шмон» навели… но работа этой группы студентов на гордезстанции окончилась, всех уволили. (А надо было наказать того врача, который отвечал за очаг и не предупредил студентов…)

Рядом со Смольным ей довелось работать, в доме престарелых. Огромное отделение, тяжелобольные онкологические пациенты. «Это уже на шестом курсе института, вспоминает Юлия Яковлевна шестьдесят лет спустя. - Кто - на танцы, кто - в театр, а мы - на работу».

Замуж вышла за одессита, как и она, санитарного врача. После института их направили в Костромскую область, в город Буй. Здесь, на крупной железнодорожной станции, молодые специалисты проработали семь лет. Она - эпидемиологом, а он - главным врачом санэпидстанции. И вот мужа Юлии Яковлевны потянуло в родные края, но в самой Одессе не оказалось рабочих мест сразу же для обоих специалистов, и так совпало, что именно в Татарбунарах требовались врач-рентгенолог (муж к тому времени переквалифицировался) и врач-бактериолог. Так Юлия Яковлевна попала в Татарбунарскую райСЭС (тогда – санэпидотдел райбольницы).

- Главным врачом был Игорь Никитич Черновалов, - рассказывает Юлия Яковлевна, - до настоящей типовой станции было еще далеко, и в 70-ый холерный год наша баклаборатория работала в приспособленном помещении – под нее переоборудовали детскую молочную кухню, расположенную на территории райбольницы. Она находилась там до 1983 года, пока СЭС не перешла в новое - типовое здание, которое построил уже другой главный санитарный врач - Александр Иванович Рябцев. Замечательный человек, грамотный специалист. Он был очень принципиальным, а в нашей работе это то главное, чем должен обладать руководитель, потому что мало быть ответственным, нужно еще и хорошо знать специфику дела, уметь отстаивать свои знания и убеждения … Да и справедливость играет не последнюю роль. Легко и интересно было работать с Александром Ивановичем, дело которого продолжает вот уже двадцать лет наш нынешний главный врач Галина Александровна Рябцева.

Районную санэпидслужбу возглавляли также главврачи Савченко и Надтока. Но о них я ничего рассказать не могу, общего времени было мало и память сохранила немногое. Самое лучшее сегодня мне вспоминается в связи с сотрудниками бактериологической лаборатории, моим родным коллективом. Какой у нас коллектив слаженный… И во все времена так было – мы были дружны и очень хорошо относились к своей работе. Неважно для нас – праздник сегодня или выходной, если нужно выйти на работу, куда-то поехать, мы всегда были готовы, бросали все домашние дела. Никто никогда не отказывался.

Коллектив меняется, обновляется, многие уже на пенсии, иных уже с нами нет… Рабочий же настрой коллектива остался прежним, а сама лаборатория настолько изменилась, что сравнить сегодняшние условия работы, техническую оснащенность с тем, что было раньше, просто невозможно. Правда, тогда на помощь захудалому микроскопишку да лупе приходило отличное молодое зрение, - улыбается Юлия Яковлевна, - но то, что сейчас делает лабораторная техника, это – настоящие чудеса!

Очень хорошая подготовительная база по особо опасным инфекциям в Одессе. Заведующая баклабораторией областной СЭС Галина Анатольевна Куприенко по-настоящему болеет за подготовку специалистов нашего профиля. Ежегодно мы проходили учебу по инфекциям, к которым в нашей области существует предрасположенность. Нас, бактериологов, готовили так, чтобы мы, получив реальную задачу, могли встать перед микроскопом и уже знать, в каком русле нужно работать, о чем нужно думать, какие вопросы ставить в процессе ее решения, что предполагать, по какой инфекции идти. Очень помогало то, что ежеквартально получали из областной лаборатории задачи, нам присылали также культуры, и мы решали эти своего рода контрольные. Ответы отсылали и ждали: правильное ли у нас решение. Но слава Богу, нам всегда удавалось справиться с задачами, такими полезными в лабораторной практике!

ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ ВАЖНЕЕ

Ю.Я.Ильичева и Н.Н.Синицына

- Юлия Яковлевна, что на ваш взгляд, было основной причиной вашей такой глубокой привязанности к профессии? Шестьдесят лет трудового стажа – это почти что человеческий век…

Что заставляло столько времени выполнять одну и ту же самую работу – неужели не накапливалась усталость, ведь в вашей профессии столько неожиданностей, взрывных моментов, напряжения?

- Не знаю, что. Может быть, совесть. Для меня работа была – всё. Ну, душой прикипела к этой медицине, как будто жить без нее нельзя! И всё это за мизерную зарплату. Раньше хоть моральное поощрение какое-то было, труд наш все же замечали… Не знаю. Все-таки, мы патриоты, я думаю.

- Но вы в свое время сделали осознанный выбор, и он вас не подвел?

- А я и не выбирала! У нас в Акуловке и была-то всего лишь одна школа - медсестер. А потом я уже и привыкла к медицинской работе.

- Лечебником вы почему-то не стали!

- Я была медсестрой. И с самого начала уже не представляла себя вне медицины, словно других специальностей просто нет. А к институту меня подтолкнуло вот что: к нам приезжали студенты на практику и агитировали поступать в санитарно-гигиенический институт. Рисовали перспективу … В общем, я стала эпидемиологом, а чуть позже - бактериологом. Можно сказать, больше по семейным обстоятельствам – требовал внимания ребенок, а у эпидотдела частые командировки.

- Но медиков-лечебников население знает, можно сказать, в лицо. А о вашей работе, о ее нужности и результивности многие даже не догадываются…

- Что вы! Информированность населения растет вместе с техническим прогрессом, развитием бактериологии, научной и практической. Знали бы вы, как люди интересуются нашей работой, особенно когда кого-нибудь коснется лично. Доверяют нам. Когда я уходила на пенсию, многие высказывали свое уважение к труду бактериолога, вполне понимая, на мой взгляд, его значение. И высказывали свое сожаление о моем уходе, что меня тоже тронуло.

- У вас хороший контакт с населением.

- Конечно! Приходят люди за результатами исследований и обязательно обращаются с массой вопросов: а что это такое? а как это вышло? как поступить в данном случае? Я всё-всё объясню, спокойно так, чтобы человек не волновался, а понял, что ему нужно делать. Проливаем свет на его ситуацию, и он уходит из лаборатории с этими анализами к врачу, уже имея представление о состоянии своего здоровья. А это очень важно, потому что самое неприятное – неизвестность.

Но нельзя сказать, что я не пыталась работать и в лечебной медицине. Я пробовала себя в гинекологии. Немного посовмещала с бактериологией и решила, что нет, это – не моё! Подумала: что может быть интереснее мира микробов? Хочется все о нем знать. Отсюда и выводы…

- Наверное, все дается, если у человека природный интерес к делу.

- Вот-вот. Думаешь себе: а отчего происходит то или иное явление, к чему приведёт, если ты сделаешь в исследованиях какую-нибудь ошибку. Да, без естественного интереса ничего не выйдет, должно быть что-то заложено в самом человеке изначально, поэтому каждый и служит своему делу. И я всегда говорила своим лаборантам: «Вы, пожалуйста, помните всегда, что за каждой чашкой Петри, за каждой пробиркой стоит человек. Он ждет от нас помощи. Врач ждет от нас результатов анализов, потому что тогда он сможет поставить грамотный диагноз и пойти по правильному пути лечения. Они все от нас ждут, какой ответ даст лаборатория.

Так что в процессе жизни я поняла: все-таки моя работа не напрасна, от нее многое зависит. Бывает, тяжелый случай, прибегаешь в лабораторию и ночью, посмотреть, не прояснилась ли картина.

Вот и наша Нина Николаевна Синицына, лаборант с многолетним стажем (она здесь с 1978 года) – опытнейший специалист, безотказный человек. И ей тоже не спится, если в лаборатории важная работа, в любое время – на своем посту.

И вы знаете, - сказала нам на прощанье Юлия Яковлевна, ветеран труда в самом высоком смысле этого слова, маленькая изящная женщина, много-много лет назад встретившая свое шестнадцатилетие уже на трудовом посту. Она сказала: - Вы знаете, на пенсии достаточно времени, чтобы осмыслить свою жизнь. Настолько достаточно, что думай – не хочу! На даче, среди природы, особенно тянет на размышления. Так вот, я часто думала, что не жалею о своем выборе, о своей привязанности к медицине. В конце концов, что может быть важнее человеческого здоровья?

Полина Овчинникова,
Марина Стрельникова
Комментарии