Инфекционный контроль
Инновации в медицине - здоровье нации
Последние новости
Львівський медичний форум 2018

Нужна ли страховая медицина

» » » Клятву врач дает себе

Клятву врач дает себе

19 фев 2012, 09:05    Lidia
0 комментариев    4 085 просмотров

Клятву врач дает себе Коллектив – 160 человек, хорошо организован, работать приходится и с инфекционными агентами, и с дезсредствами, то есть во вредных условиях. Поэтому каждый сотрудник обязан быть особенно внимательным и собранным в оказании стационарной медицинской помощи детям. Речь идет о Николаевской областной детской инфекционной больнице, руководит которой Татьяна Владимировна Цымбал.
До того, как Татьяна Владимировна возглавила это лечебное учреждение, опыта набиралась не один десяток лет. Хотя, как это часто бывает, в юности ее привлекала иная профессия, она хотела стать педагогом.
С 1983 по 1991 год Татьяна Цымбал работала участковым врачом, с 1991 по 1995 – завотделением и городским иммунологом. Прошла курсы специализации при Донецком и Киевском мединститутах, занималась проведением вакцинации среди детей с медицинскими отводами, хронической патологией, аллергическими дерматитами и другими сложными случаями. Её задачей было подготовить их к прививке и вакцинировать.
- Очень большую работу мы тогда провели, много ездили по области, я выступала по радио и телевидению, принимала участие в выпуске санбюллетеней.
- В те годы, вы помните, проводилась и антипрививочная агитация…
- Тем не менее мы смогли привить ослабленных, с бронхиальной астмой, с аллергическим дерматитом детей, я готовила их. Тогда всем детям проводили реакцию иммунолейколиза. Сейчас она почти не используется, но в то время служила нам диагностикой – если реакция достигала определенного уровня, то мы этого ребенка сначала обязательно готовили и только потом прививали. Если же реакция была ниже определенного уровня, применялась другая тактика, но мы ребенка все равно прививали, и у нас ни единого осложненного случая не было.
Мне кажется, что прививочное дело надо поднимать – сейчас пошатнулась вера в иммунизацию, но я считаю, что это большое дело. Ни в коем случае родителям нельзя отказываться от плановых прививок, иначе нас могут захлестнуть эпидемии.
Сейчас люди боятся делать даже обычные плановые прививки, отказываются от них любыми способами. Медики стали более настороженными, сразу сообщают информацию о таких людях, не скрывают этого. Но с родителями нужно работать, начиная с участковой медсестры и заканчивая главными врачами детских лечебных учреждений.
Нужно беседовать с ними, выслушать их мнение, и если оно неправильное, постараться переубедить.
- А почему бы, к примеру, не ввести «санитарное дело» в школах?
- Дело в том, что сейчас введен специальный предмет, направленный на формирование здорового образа жизни. Но предмет этот почему-то ведет учитель, хотя, по моему мнению, должен вести медработник. Ведь учитель не сможет подать этот материал так, как это сделал бы врач. Учитель может рассказать по книге, а ведь нужно шесть лет учиться, чтобы овладеть существом предмета, чтобы уметь доступно его изложить.
Конечно же, программу должен вести специалист. Если дети будут получать в школе хотя бы навыки, то на уровне своего материального достатка они и их родители смогут определиться, что в первую очередь нужно делать для профилактики заболеваний.
 Много рекламы идет по телевидению. Но вот какой? Пустой. А о профилактике инфекционных заболеваний – абсолютно ничего. О том, какое питание ребенку организовать, какой сок лучше выпить – об этом ничего. Другими словами, детей нужно направлять.
- Татьяна Владимировна, вы затронули очень актуальную тему: прививки…
- С 1995 года я ушла работать главным педиатром УЗО Николаевской области, а в те годы у нас были вспышки дифтерии и даже случаи, когда непривитые дети умирали. И поэтому наша работа была направлена на снижение детской смертности, на повышение охвата профпрививками. Ездили по районам, по селам. Нужно было людям все объяснить: как правильно допривить, нужен или нет второй курс иммунизации. Кроме того, мы проводили и дополнительные прививки. Тогда Минздрав проводил курсы ВОЗ, мы организовывали у себя десятидневные курсы для педиатров (по иммунопрофилактике, по снижению детской смертности, по методам работы). Тогда же мы внедряли также методику нашей областной детской больницы по снижению младенческой смертности в методы работы фельдшеров ЦРБ по неотложным состояниям детей. Сейчас к этому опять возвращаются, и уже по всей Украине. Этот метод помогает правильно определить, что угрожает ребенку, и вовремя оказать ему помощь. Внедряя его, мы учили молодых и неопытных фельдшеров давать правильную оценку состояния ребенка, особенно первого года жизни, учили правильному оказанию помощи.
 Впервые в Украине у нас при областной детской больнице тогда начала работать выездная реанимационная бригада.
Занимались развитием специализированной службы при областной больнице, созданием неонатального центра, отделения реанимации новорожденных. Очень много было проблем, и мы часто консультировались с кафедрой педиатрии Одесского медицинского университета. Ее сотрудники приезжали сюда, проводили занятия для педиатров, тематические, предаттестационные курсы. Я старалась пригласить сюда преподавателей из разных медицинских институтов, потому что каждый имеет свою школу. Киев, Днепропетровск, Одесса, Ужгород, Тернополь, Львов, Запорожье, Симферополь, Донецк… Было интересно работать. Мы собирали педиатров своей области и херсонских коллег на занятия, посвященные реанимации новорожденных, неонатологии, детским инфекциям, детской неврологии и педиатрии…
- Методики неотложной помощи не только направляют начинающего. Достаточно опытный специалист тоже получает уверенность в своих действиях. Но, с другой стороны, это же не догма?
- Естественно, врач должен быть думающим. Любая методика нуждается в мыслящем отношении. Мы и формировали у педиатров знание того, что нужно делать, когда они остаются с больным один на один.  И результаты мы получили хорошие, у нас упала детская смертность. К нам приезжали из Кировограда, Одессы и других областей – перенимать опыт выездной бригады. Наша область пошла дальше: мы создали выездные реанимационные бригады новорожденных: выезжаем в роддома, в центральные районные больницы и на себя забираем маловесных или тяжелых детей. В областной детской больнице, неонатальном центре таким образом сконцентрирована вся помощь новорожденным.
- А бригады подготовлены настолько, что действуют как  часть больницы, только разъездной?
- Совершенно верно, причем работают две бригады, одна для новорожденных, а вторая для другого возраста. В центральных районных больницах тяжелобольным детям тоже оказывают необходимую помощь, их сейчас хорошо оснащают новейшими системами. У нас в области низкая ранняя неонатальная смертность, потому что внедренная нами система работает не год и не два, а уже 10 лет.
 Открывали центры: планирования семьи, «Дети Украины», репродуктивного здоровья, очень тесно сотрудничая с Министерством здравоохранения. Но не было детской инфекционной службы, и в 1995 году мы открыли эту больницу как городскую детскую инфекционную, до того  была просто городской детской. Дети – инфекционные больные – лечились в областной детской больнице, в больнице для взрослых, в первой детской, во второй детской… Тогда еще не было детской инфекционной службы, и мне вместе с другими пришлось этим заниматься, все централизовать, и кадры тоже. Их нужно было выучить, объяснить задачу, т.е. создать службу, призванную объединить медицинскую помощь детям-инфекционным больным, направить ее, потому что наши больные лечились где-то и как-то.
Когда в 1995 году больница была преобразована в инфекционную, ее возглавляла Людмила Васильевна Белик. Хороший организатор, Людмила Васильевна проработала здесь 25 лет: пришла сюда, когда больница была только построена, и ей довелось все создавать, воспитывать и поднимать коллектив. (Я пришла не на пустое место, больница была организована главным врачом, и персонал воспитан в строгом духе).
Вначале работать было сложно, потому что здание не было боксировано, здесь были полубоксы. Введен совершенно другой санэпидрежим, у нас своя «стерилка», своя лаборатория, свой рентгенокабинет, свой диагностический кабинет УЗИ...
 А уже с 2003 года городская детская инфекционная больница перешла на областной бюджет, тогда и финансирование улучшилось. В Украине 6 таких детских больниц. Не каждая область может похвастаться отдельной инфекционной больницей, а у нас, в Виннице, Крыму, Киеве, Харькове и во Львове они есть. Когда я пришла сюда, эта больница была узкопрофильной, здесь лечились дети с кишечной патологией и гепатитом. В связи с отсутствием условий для пребывания детей с капельной инфекцией мы подняли вопрос о создании мельцеровских боксов, и теперь они у нас есть. Кроме того, за пять лет мы провели капитальные ремонты всех помещений.
Сегодня наша больница стала центром притяжения по изучению опыта. К нам едут учиться педиатры на недельные, на рабочем месте, курсы; медсестры  из инфекционных стационаров ЦРБ, фельдшера. Проводим курсы повышения квалификации для медперсонала детских стационаров, инфекционных стационаров ЦРБ. Реанимацию открыли, ранее ее не было, была только палата интенсивной терапии. Реанимация на 6 коек, мы хорошо ее оснастили (газета «Медицинский вестник Украины» об этом писала). А сейчас делаем капитальный ремонт в кишечных отделениях.
 Каждые три месяца мы меняем дезсредства. Руководствуясь 181-ым приказом Министерства здравоохранения и новой методикой, мы активно внедряем современные принципы санэпидрежима в своем стационаре, занимаемся этим в каждом отделении. С прошлого года у нас работает начмедом заслуженный врач Украины Виктор Александрович Еремчук: управление ходатайствовало, и нам министерство разрешило ввести ставку начмеда. Кадры у нас  сильные. И в Киев, и в Москву, и в Санкт-Петербург на конференции ездим, и на рабочие места тоже – опыт перенимать. Стараемся быть на уровне. Много литературы выписываем, проводим дни библиотеки, к нам раз в месяц сотрудники медицинской библиотеки приезжают, привозят новую литературу. Ваш журнал, «Инфекционный контроль», как настольная книга – получили и от корочки до корочки читаем. И он всегда со мной, с главной медсестрой. Много нужной информации.
Очень тесно сотрудничаем с гордезстанцией, горСЭС, Ленинской СЭС. Постоянно к нам приходит от них свежая информация по проблемам ВБИ, внедряем новые тесты. И я думаю, что мы достаточно серьезно относимся к санэпидрежиму. Как результат ни разу не было зафиксировано случаев внутрибольничной инфекции  в течение последних трех лет.
- Ни среди пациентов, ни среди медработников?
- Да. Оберегая пациентов, мы не должны забывать и о себе.
- Ваши сотрудники с гордостью говорят о больничной лаборатории…
- Лаборатория у нас клинико-диагностическая, она проводит частично и биохимические исследования. Но мы не стоим на месте, всегда в поисках нового. С прошлого года начали проводить у себя экспресс-диагностику по тест-системам, в том числе диагностику ротавирусной и аденовирусной диареи, обучили наш персонал. В этом году мы хотим внедрить тесты по экспресс-диагностике бактериальных менингитов. Это французские тест-системы, мы их привезли из России и сейчас изучаем методику, потому что для неё должны быть созданы определенные условия. В принципе методика очень простая, доступная, необязательно использование спинномозговой жидкости, можно также кровь и мочу, что очень удобно для нас, клиницистов. И нет необходимости ждать пять дней данных баклаборатории. Говорят, эффективность очень высокая – до 99%. В России эту диагностику уже использует институт детских инфекций Санкт-Петербурга. Исследования, конечно, не дешевые, но мы их обосновали, нас поддержали, и теперь хотим показать эффективность данной диагностики. Если удастся, мы сможем применить этот метод и в инфекционной больнице для взрослых. Пока же остановились на детях, думаем, что 25 тестов до конца года нам хватит, не так уж много сейчас бактериальных менингитов.
- То, что новая экспресс-диагностика бактериальных менингитов разительно ускоряет время постановки диагноза, это хорошо, но исход заболевания зависит и от оперативности самого медперсонала.
- 85-90% успеха – по срокам лечения, по его эффективности и по отсутствию последствий зависят от оперативности  работы персонала. Бывает, привозят к нам детей на 4-5 день заболевания в очень тяжелом состоянии, особенно это касается менингита детей раннего возраста, до года. Поэтому очень важно сразу же правильно оказать им помощь. Иногда трудно распознается менингит, потому что клиника имеет сходство с вирусной инфекцией и с другими инфекционными заболеваниями. Поэтому правильность действия медицинского персонала и быстрая информативность в том, что происходит с ребенком, конечно же дают до 90 процентов успеха.
- Касаясь быстроты получения результатов анализов и оперативности персонала, мы одновременно говорим и о слаженности работы всего коллектива…
- Мы уже сработались. А вначале, когда я пришла в коллектив, для меня здесь все было новым. Тем не менее все поддержали, помогли, чего я не знала – подсказывали. Так что я – продукт своего коллектива. Он меня тоже формировал как главного врача.
- Татьяна Владимировна, сейчас многие возвращаются к клятве Гиппократа, переосмысливают ее. А что она значит для вас?
- Иногда нам ставят в упрек: «Вы же давали клятву Гиппократа!» Но я не знаю еще ни одного медика, который, имея возможность и желание, не оказал бы человеку профессиональную помощь при существующей на то необходимости. Я не знаю такого случая. Мне кажется, что давай клятву - не давай, но если ты уже выучился и стал врачом, то должен работать так, как положено, как тебя учили, а не просто так. Но если ты обнаружил, что не можешь, не надо себя насиловать. Если видишь, что не тянешь и даже не в профессиональном плане, а в моральном напрягаешься, то лучше заняться чем-то другим. А если у тебя призвание, если душа лежит к медицине, то прежде всего себе нужно клятву дать, что ты все будешь делать не во вред. Ведь для нас существует приоритет заповеди – не навреди больному. Так нас учили наши учителя в институте, и мы так учим своих подчиненных и детей. Вот такое отношение всего персонала к работе. Покоя персонал не имеет, потому что каждый месяц что-то готовим: то медсоветы, то истории пересматриваем, друг у друга перекрестные проверки проводим.
- А тут еще и старые, подзабытые инфекции, того и гляди, вернуться могут.
- Вот этого-то мы и боимся, а для того, чтобы такое не произошло, население должно больше доверять медикам, в первую очередь – своим участковым педиатрам или терапевтам. Нам нужно последовательно проводить профилактическую работу, без нее никак нельзя, иначе погрязнем в инфекциях. Мне нравится такое выражение: неизвестно, кто с кем живет в симбиозе, мы – с микроорганизмами, или они – с нами. Несмотря на некоторые успехи в снижении уровня инфекционных заболеваний среди детей, детской смертности, инфекционные болезни остаются основной причиной летальности, инвалидизации и социальной дезадаптации. Поэтому чем быстрее поставлен диагноз, тем раньше врач назначит лечение, которое у инфекционных больных является специфическим и должно проводиться безотлагательно.

Беседовала Полина Овчинникова

Комментарии