Инфекционный контроль
Инновации в медицине - здоровье нации
Последние новости
Львівський медичний форум 2018

Нужна ли страховая медицина

И снова о Зубре

27 фев 2012, 12:55    admin
0 комментариев    24 510 просмотров

И снова о Зубре(Николай Владимирович Тимофеев-Ресовский)

Плеяда великих имен, череда крупных, порою революционных открытий в науке, особенности личной жизни и характеров их авторов сквозь призму времени предстают в хитросплетении фактов, домыслов, суждений доброжелателей и завистников. И в этом калейдоскопе зачастую теряется истинное представление о нем – стоящим за этим всем Человеке.

Течение времени, как бурные воды реки, стирают в памяти поколений представления о людях, стоящих за открытиями, работами, результатами которых продолжают пользоваться специалисты в данной области, иногда уже тоже забывающие имена первопроходцев.
Но остаются эти имена в названиях вновь открытых звезд. Именами выдающихся людей объявляет год ЮНЕСКО, их многочисленные ученики воплощают в жизнь их начинания. Один известный ученый как-то сказал, что ему неважно, чтобы помнили его имя, а главное, чтобы его открытия приносили пользу людям.

Вот так, своим наследием остаются в памяти людей Великие.

Говоря о Николае Владимировиче Тимофееве-Ресовском, сразу же представляем огромное наследие, оставленное этим ученым с мировым именем, наверное, под стать его большой русской фигуре.

Не случайно свою повесть-воспоминание о нем Даниил Гранин назвал «Зубр»:
«Видно было по его коренастой фигуре, по его ручищам, какой огромной физической силы был этот человек. Лицо его было изрезано морщинами жизни бурной и значительной.  Следы минувших схваток, отчаянных схваток, не безобразили, а скорее украшали его сильную, породистую физиономию.

И держался он по-иному, чем все, – свободнее, раскованнее. Чувствовалось, что безоглядность присуща его натуре. Он позволял себе быть самим собою. Каким-то образом он сохранял эту привилегию детей. В нем были изысканность и – грубость. И то и другое соответствовало легендам о его аристократических предках и о его драках с уголовниками».
Да и основания для такой внешности есть – типично русское происхождение.

Николай Владимирович Тимофеев-Ресовский родился  в сентябре 1900 года в семье инженера железнодорожных путей, имевшей родовые корни в Калужской губернии, в низовьях реки Ресы (откуда и произошла фамилия Ресовских). Еще в гимназические годы совершает свои первые натуралистические поездки в Западную Сибирь, Туркестан, Карелию, Приднестровье, собирая зоологические коллекции для музеев Москвы, Киева.

Любовь к природе была привита, по-видимому, семейным воспитанием, так как его брат В.В.Тимофеев стал известным зоологом, так и влиянием его гимназического учителя, впоследствии крупнейшего зоолога С.И.Огнева.

Невольно вспоминаются прекрасно описанные И.Стоуном в его романе «Происхождение» о жизни Ч.Дарвина путешествия молодого Дарвина по природным ландшафтам Англии и сбор зоологических и минералогических коллекций, что сыграло большую роль при коллекционировании материалов в кругосветном путешествии на корабле «Бигль». Этот материал явился основой для его работы о происхождении видов, что и положило начало дарвинизму – учению об эволюционном происхождении видов животных и растений.  В романе И.Стоуна описана запоминающаяся история, когда молодой Дарвин на одной из экскурсий нашел интересный экземпляр жука, и так как руки были заняты другими образцами, положил его себе в рот. Неважно – это факт биографии великого натуралиста, или интересная находка писателя, важно одно: страстность в своих увлечениях – характерная черта великих людей. И примеров такой страстности множество.

В 1917 году Николай Владимирович поступает на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета. С перерывами в 1918-1919 гг., связанными  со службой в Красной Армии, он учился и работал в университете, совмещая учение с работой в созданном Н.К. Кольцовым Институте экспериментальной биологии.

Надо сказать, что молодому Тимофееву-Ресовскому повезло – он попал, как говорится, в хорошие руки.
Это были годы расцвета биологии в Московском университете. Здесь собралась вся лучшая профессура тогдашней России. И молодой Николай Владимирович слушал  лекции выдающихся натуралистов-геологов, географов, антропологов, ботаников – таких, как А.Павлов, Д.Н.Анучин, Л.М.Кретович и других, чьи учебники многие годы были непременным пособием в университетах, да и сегодня они не утратили своего энциклопедического значения.

Еще в студенческие годы  Николай Владимирович начал свою научную и педагогическую деятельность. С 1921 года под руководством С.С.Четверикова и С.Н.Скадовского он начинает работать как зоолог-гидробиолог на Звенигородской биостанции МГУ, преподает зоологию в Московском практическом институте. Наверное, отсюда его увлечение географией и биогеоценологией (изучение геологических и биологических сообществ).

Но определяющее значение в его дальнейшей научной деятельности сыграло время, проведенное им в институте экспериментальной биологии. Именно там происходило «брожение мыслей» вокруг самых актуальных проблем зараждающейся молекулярной генетики, хотя до вхождения этого термина в обиход биологической науки было еще несколько десятков лет.   

Здесь, в институте, Тимофеев-Ресовский определяется с направлением исследований, которые и привели его к становлению как ученого с мировым именем. Это изучение внешнего (фенотипического) проявления внутренне (генотипически) закрепленных признаков и влияние различных факторов на их проявление, а также изучение генетики популяций (сообщества организмов).

Эти годы развития биологии (30-40-ые гг. ХХ-го века) проходили под эгидой «новой биологии», когда умы ученых были захвачены вопросом, в каких же структурах живых организмов заключена информация, определяющая все свойства этих организмов. Уже были описаны окрашивающиеся структуры в ядре клеток  – хромосомы, поведение которых в период деления клеток делало их претендентами на роль генетических структур; уже была сформулирована хромосомная теория наследственности (Морган, Вильсон), уже было дано определение понятия ген (Стертевант), уже кипели споры вокруг вопроса, что же является собственно генетической структурой в составе хромосом – дезоксирибонуклеиновая кислота, или белок (основные компоненты хромосом), но определенного, «окончательного» ответа на эти вопросы еще не было.

Все перипетии этого периода в биологии прекрасно описаны у В.Дудинцева в романе «Белые одежды». И в самом центре этих событий находились ученые Института экспериментальной биологии. Роль этого института в становлении биологии в Советском Союзе многие ученые оценивают так же, как роль Физико-технического института, созданного Л.Ф. Иоффе, в становлении физики.   

В 1925 году Николай Владимирович был командирован в Берлинский институт мозга для организации там отдела генетики и биофизики. Так начинается 20-летний период деятельности супругов Тимофеевых-Ресовских за границей.

В 1935 году совместно с крупнейшими физиками К.Циммером и М. Дельбрюком  была опубликована классическая работа «Оприроде генных мутаций и структуры гена», ставшей по определению многих ученых важной вехой в становлении биофизического и молекулярного подхода к проблемам генетики. Эта работа стала определяющей и в научном творчестве ученого, так как определила его дальнейший круг вопросов – радиационную биологию. 

Эти исследования по биофизическому анализу мутационного процесса входят в число немногих работ, приведших в 50-е годы к формированию молекулярной биологии как новой синтетической дисциплины. В них было показано, что мутационные (т.е. нарушающие структуру в каком то участке наследственной единицы) изменения затрагивают относительно ограниченную группу атомов (около 10) в хромосоме. Значение этого открытия, впервые переводившего мутационный процесс на молекулярный уровень понимания, было по достоинству оценено одним из создателей квантовой механики Э.Шредингером в его лекциях в Дублине в 1943 г., на основе которых была опубликована известная книга «Что такое жизнь с точки зрения физики».

Еще до публикации этих работ Николай Владимирович Тимофеев-Ресовский выполнил ряд пионерских работ по радиационной генетике. Он установил влияние дозы излучения на интенсивность мутационного процесса, обнаружил явление радиостимуляции малыми дозами и провел анализ первичных пусковых механизмов возникновения мутаций под влиянием излучений. Ему принадлежит первая монография по радиационной генетике, вышедшая в 1931 году. Он разработал совместно с коллегами Н.Бора «теорию мишени» и «принцип попадания», став одним из основателей количественной биофизики ионизирующих излучений. Еще в 1934 году Николай Владимирович показал, что помимо прямых (уже известных в то время) последствий радиации (злокачественные новообразования, ожог и т.д.) существует опасность возникновения вредных, но пока не проявляющихся изменений, и накопления их в популяциях. Эти данные имели свои печальные подтверждения через многие годы после атомных катастроф, имевших место на планете.

Разработка теории мутационного процесса, значение доз радиоактивного излучения на возникновение мутаций нашли и свое полезное применение в становлении практического направления – направленного экспериментального мутагенеза.   
В результате изучения влияния радиации на наследственные свойства организмов было замечено, что наряду с губительным влиянием, заканчивающимся гибелью, у некоторых организмов возникают благоприятные изменения, т.е. свойства, которые выгодно отличают его от собратьев.

Так, например, известно, что у картофеля возможны мутации, которые обусловливают синтез димисина вместо соединения характерного для обычного картофеля – соланина. Оказывается, что колорадский жук не поселяется на димисиновых мутантах. Осюда очевидна возможность выведения сортов картофеля, устойчивых к колорадскому жуку, с высокой урожайностью, с хорошими вкусовыми качествами. В этом случае отпадает необходимость насыщать внешнюю среду тоннами ядохимикатов, что сохраняет ее чистоту, не говоря уже об экономических выгодах. Мутанты винограда, устойчивые к филлоксере, позволяют выращивать лозу на собственных корнях, что дает большую экономию средств при выращивании саженцев винограда, а вино, получаемое из таких сортов, не содержит вредных для здоровья веществ (глюкозидов), и, наконец, опять же отпадает необходимость использования ядохимикактов.

С помощью методов экспериментального мутагенеза у микроорганизмов впоследствии были получены мутантные штаммы – продуценты незаменимых аминокислот, кормовых белков, фармацевтических препаратов из отходов нефтеперерабатывающей промышленности. Стало возможным создание мутантных штаммов, перерабатывающих вредные отходы производства и нейтрализующих токсические продукты этих отходов, создание  микроорганизмов с повышенной патогенностью для заражения ими вредителей сельскохозяйственных культур. Т.е. биологические методы борьбы с вредителями сельскохозяйственных культур  без применения ядохимикатов.

Изучение дозовых эффектов радиации позволило разработать необходимые технологии для применения радиации в радиотерапии онкологических заболеваний и многое другое.

Тимофеевым-Ресовским были введены в генетику многие основополагающие понятия. Такие, например, как пенетрантность (проявление гена в потомстве), экспрессивность (активность выражения гена) – важнейшие количественные характеристики выражения генотипа (совокупности генетического потенциала).

Работая на всех уровнях организации живого, Николай Владимирович Тимофеев-Ресовский в конце 40-х вернулся к гидробиологическим проблемам, интересовавшим его еще в начале 20-х годов.

Совместно с учениками и супругой Еленой Александровной он начал серию весьма важных в практическом отношении экспериментов по избирательному концентрированию различных химических элементов в организмах, связанных в одной питательной цепи. Результаты этих работ привели к возникновению новых представлений о закономерностях поведения (миграции, концентрации, рассеяния) химических элементов в наземных и пресноводных биогеоценозах и, как следствие, к развитию принципиально важной, сформулированной еще В.И.Вернадским проблеме – «Биосфера и человечество». И все это еще задолго до «экологического бума», развившегося во всем мире в семидесятые годы.
В 1956 Николай Владимирович создал летнюю биостанцию в Ильменском заповеднике (Миасово), где организовал семинары про самым общим вопросам биологии и биофизики, на которые собирались как известные ученые-биологи, математики, физики, так и начинающие аспиранты со всего Союза. В Миасово сначала проходили ежедневные семинары, а вслед за окончанием семинарского цикла Николай Владимирович читал лекции по вопросам общей популяционной и радиационной генетики, теории микроэволюции, учения о биосфере.

В воспоминаниях современников отмечается исключительная доброжелательность, коллегиальность в беседах, которую всегда проявлял высокоблагородный Николай Владимирович. Там всегда царила добросердечная творческая атмосфера.
О, атмосфера, атмосфера! Наука всегда витала в атмосфере единомышленников.

Тимофеев-Ресовский говорил, что настоящий ученый не может быть плохим человеком. Пушкинское – гений и злодейство несовместны?
Во всяком случае, участники этих «посиделок» впоследствии становились знаменитыми учеными, навсегда сохранившими в своей деятельности принцип Тимофеева-Ресовского – в жизни и науке важно отличать существенное от несущественного. И когда в 1996 году профессор Аскер Ааркрог, крупный исследователь радиоактивности окружающей среды получал медаль имени Н.В.Тимофеева-Ресовского, на которой был выгравирован этот девиз, он с восторгом принял эту награду, всецело разделив позицию Николая Владимировича.

В 1964 году Тимофеев-Ресовский был приглашен в Обнинск, где в институте медицинской радиологии АМН СССР организовал и возглавил отдел общей радиобиологии и генетики с четырьмя отделами.

Профессор Н.В.Тимофеев-Ресовский – авторитет в науке с мировым именем: лауреат множества премий и наград, почетный член множества зарубежных академий. Особо следует отметить присуждение Николаю Владимировичу в 1966 году Кимберовской премии и золотой медали «За выдающийся вклад в генетику». По своему значению эта премия в области генетики сопоставима с Нобелевской премией, присуждаемой по разряду медицины. Тимофеев-Ресовский был тринадцатым ученым, удостоенным этой награды. Среди лауреатов этой премии можно назвать имена Г. Меллера, С.Райта, А.Стертеванта, Г.Добржанского – крупнейших ученых XX-го века.

2000 год объявлен ЮНЕСКО годом Н.В.Тимофеева-Ресовского.

Николай Владимирович Тимофеев-Ресовский скончался в Обнинске после тяжелой болезни 28 марта 1981 года, но малая планета, названная его именем, будет всегда сиять в безбрежных просторах космоса.

Виктор Петрашевич

Читайте также
01 дек 2008, 13:38    0 комментариев
Впервые он отмечался в 1988 году после того, как на встрече министров здравоохранения всех стран прозвучал призыв к социальной...
Комментарии